Регистрация / Вход
Прислать материал

Алёна Фомина, ЦНИИ «Электроника»: мы помогаем всем, кто мотивирован на результат

Алёна Фомина, ЦНИИ «Электроника»: мы помогаем всем, кто мотивирован на результат
Технологии
Как конкурс «Инновационная радиоэлектроника» формирует культуру технологического предпринимательства, и какие возможности он открывает для инженеров и ученых

Весной 2018 года снова проходит конкурс для молодых ученых и инженеров «Инновационная радиоэлектроника». Его цель — не только выявить наиболее перспективные молодежные научно-технические работы, но и подготовить их от стадии «идеи» до воплощения на практике.

Как проект помогает остановить отток российских кадров за рубеж и какие возможности открывает для специалистов в области радиоэлектроники — об этом в интервью 4science рассказала генеральный директор информационно-аналитического центра российской радиоэлектронной промышленности ЦНИИ «Электроника» Алёна Фомина.

— В этом году ЦНИИ «Электроника» совместно с Минпромторгом в пятый раз проводит конкурс научно-технических работ «Инновационная радиоэлектроника». В чем особенность этого сезона?

— Мы подошли к пятому, юбилейному сезону. Конечно же, хочется сделать его особенно запоминающимся и сильным — как по составу участников, так и по программе мероприятий.

Весь наш проект направлен на создание и развитие культуры технологического предпринимательства в России. Мы работаем с разработками разных стадий. Тем, кто находятся на стадии идеи или технического решения, мы помогаем развиться, получить нужные знания в части «упаковки» стартапа, готовим первый бизнес-план, рассчитываем финансовую модель, оцениваем риски проекта. Но есть и те, кто сам организовал свой малый инновационный бизнес, однако испытывает трудности в поиске заказчиков, организации стабильного производства и сбыта, и, как следствие, масштабировании. Для них мы запускаем акселерационную программу, куда войдут и несколько лучших проектов конкурса «Инновационная радиоэлектроника».

— Как в дальнейшем складывается судьба победителей прошлых лет? Результатом отбора в перспективе становятся новые кадры или новые предприятия?

— Победители прошлых сезонов — это и совсем юные, но очень талантливые студенческие проекты, и коммерчески успешный малый инновационный бизнес, и серьезные фундаментальные разработки молодых научных сотрудников. Но всех объединяет огромная мотивация, желание учиться, развиваться, а главное — сделать мир немного лучше, создать что-то действительно полезное.

Кто-то продолжил работу над своим проектом и достиг успехов — получил интересные предложения о сотрудничестве, финансовой и экспертной поддержке. Одни успешно развивают карьеру. Другие, по итогам участия в конкурсе, переориентировали проект и поняли, что нужно двигаться в другом направлении. Не всегда этот шаг завершающий, но он не менее значим.

Победители прошлых сезонов конкурса «Инновационная радиоэлектроника» — это и талантливые студенческие проекты, и успешный малый инновационный бизнес, и серьезные фундаментальные разработки молодых научных сотрудников.

— Вы принимаете на конкурс проекты на разных стадиях реализации. А какие заявки точно не подойдут?

— У нас не сразу получилось выстроить правильно систему отбора. Сначала ребята приходили с проектами, работу над которыми ведет целая научная группа не всегда был виден вклад самой молодежной команды. Но нас интересуют скорее не столько академические научные работы, сколько коммерчески ориентированные проекты, в которых есть потребность на рынке. Уровень подготовки команд за пять лет также изменился сейчас уже многие приезжают не столько с теоретическими проработками, сколько с реальными продуктами, просто без серийного производства.

— Какие интересные примеры конкурсных разработок вы можете назвать?

— Из конкретных примеров можно вспомнить разработанный ребятами портативный газоанализатор, способный диагностировать некоторые типы заболеваний по анализу дыхания пациента. Сейчас уже созданы опытные образцы, которые проходят испытания совместно с Первым МГМУ имени И. М. Сеченова.

Среди других проектов конкурса можно вспомнить и трекеры для виртуальной реальности, и системы экологического мониторинга на базе МБПЛА. В последнем сезоне был представлен интересный проект — отечественный САПР (система автоматизированного проектирования) для СВЧ интегральных схем. Сейчас все разработчики вынуждены пользоваться иностранным программным обеспечением, стоимость лицензий которого просто зашкаливает. Это, в свою очередь, отражается и на конечной стоимости российских разработок. После финала авторов проекта пригласили в «Сколково» — возможно, скоро они станут новыми резидентами.

— И много ли подобных историй среди победителей?

— Всем, кто мотивирован на результат, мы так или иначе помогаем. Как я уже говорила, кто-то получает интересные карьерные предложения от представителей организаций отрасли, которые ежегодно у нас входят в жюри. Кому-то помогаем с поиском индустриального партнера, так как, например, микроэлектроника слишком масштабная отрасль, в которой  невозможно сделать самостоятельный продукт, и мы показываем проект и компетенции команды «Микрону» или «Ангстрему». Другой вариант — совершенно коммерческий тип проекта, для которого мы проводим анализ рынка и выстраиваем совместно с командой стратегию по его успешному продвижению, помогаем искать потенциальных заказчиков.

Но это может быть и просто инновационная идея. Например, все кому не лень измеряют давление и количество шагов, а эмоции — никто. Проект финалистки конкурса по созданию браслета для передачи эмоций на расстоянии и сегодня активно развивается: он вошел в число резидентов «Сколково», принял участие в международной стартап-конференции SLUSH (Хельсинки, декабрь 2016), ведутся переговоры о сотрудничестве с коммерческими компаниями. Это обалденная история, и понятно, что она именно потребительская.

— На какое финансовое вознаграждение могут рассчитывать участники конкурса?

— Призовой фонд у нас составляет 2 млн рублей, для ребят это немалые деньги. У нас есть два варианта вознаграждения. Один — это гранты, целевое использование которых мы отслеживаем. Второй — персональное вознаграждение, которое может быть использовано по желанию победителя. Этими средствами наши партнеры, рыночные компании, награждают тех, чьи проекты посчитали наиболее перспективными. Если честно, мы долго думали, как сделать это юридически грамотно. Но не менее важно поддерживать ребят и таким образом, чтобы они не оставляли то дело, которое любят и которым горят.

Есть два варианта вознаграждения: один — гранты, целевое использование которых мы отслеживаем, второй — персональные денежные призы.

— Давайте поговорим о малых и крупных предприятиях в отрасли. По данным исследования «Портрет российской радиоэлектроники», которое опубликовал ваш институт, в отрасли преобладают крупные предприятия и доля малого бизнеса в радиоэлектронике — меньше этого показателя по экономике в целом. Если при этом эксперты считают, что нужно объединять усилия, создавая консорциумы, то останется ли в радиоэлектронике место для малых предприятий?

— С моей точки зрения, чтобы экономика была успешной, малый бизнес должен составлять до половины рынка. Но это не значит, что стратегия «Ростеха» неправильная. Она расписана очень грамотно: цель корпорации — провести реструктуризацию предприятий по отраслям, собрать их в сильные холдинги и потом привлечь частных инвесторов, отходя от дотаций государства.

Государство должно всегда помогать стратегически значимым отраслям типа микроэлектроники или проектам типа «МС-21», которые обеспечат нашей стране лидерские позиции. В инновационной экономике нужно быть гибкими, чтобы уметь быстро принимать решения. Таков малый и средний бизнес, и нужно, чтобы его доля в экономике росла и преобладала.

Размер предприятий радиоэлектронной отрасли России по данным исследования «Портрет российской радиоэлектроники» (ЦНИИ «Электроника», 2017 г.)

— А какие ниши рынка доступны малым предприятиям? Ведь в России не существует традиции создания востребованных потребительских товаров, это наследие СССР с его ставкой на оборонную промышленность. Очевидно, это относится и к электронике.

— Действительно, наша отрасль специфическая, здесь 90% — это оборонные предприятия. К сожалению, большинство из них достаточно инертны по отношению к развитию гражданских тематик, что является ключевым окном возможности для малого бизнеса. Предприятия оборонно-промышленного комплекса, причем не только относящиеся к радиоэлектронной отрасли — хочу это подчеркнуть, сейчас находятся в поиске новых идей и проектов и готовы активно сотрудничать как с малым бизнесом, так и с научными группами при вузах.

— Наблюдаете ли вы уже какие-то позитивные результаты этого процесса или еще рано об этом говорить?

— Возможно, дело в недостаточной популяризации, но я пока не берусь назвать десяток успешных вузовских проектов. Хотя они делают правильные шаги. Но мне кажется, что сегодня еще не отлажена всесторонняя цепочка коммуникаций между командами, вузами и внешними интересантами, что часто тормозит достижение запланированных результатов.

— Что им нужно делать для налаживания партнерских связей?

— Если это действительно работа ради результата, а не ради показателей образовательных рейтингов, пусть приходят к нам. Мы работаем с 56 вузами по всей России, а также СНГ. Мы от них ничего не просим, кроме анонсирования проекта и доведения информации о возможностях, которые дает конкурс, до ребят.

Естественно, наш проект уже давно сам неформально является чем-то вроде акселератора для проектов на более ранних стадиях проработки. Вместе с нами они растут, и становятся интересны уже более крупным фондам и инновационным партнерам вроде «Роснано» и «Сколково». Мы с ними активно сотрудничаем, знакомим с проектами и командами, организуем совместные мероприятия, а их представители уже традиционно входят в состав нашей экспертной группы и жюри на финале конкурса.

Распределение предприятий радиоэлектронной отрасли России по данным исследования «Портрет российской радиоэлектроники» (ЦНИИ «Электроника», 2017 г.)

— Давайте вернемся к популяризации инженерных профессий. Что нужно делать в этом направлении? Должно ли государство этим заниматься?

— Действительно, это большая проблема. Привожу пример: наши разработчики создали отечественный, вполне конкурентоспособный, процессор «Байкал». Отечественный! Это большая победа, но мало кто о ней знает.

В то же время, такие корпорации, как Intel, Samsung проводят олимпиады по математике и робототехнике, формируя таким образом списки своих будущих сотрудников. А кто нам мешает проводить аналогичные мероприятия?

Крупные корпорации проводят олимпиады по математике и робототехнике, формируя таким образом списки своих будущих сотрудников.

Мы, кстати, с этого года начинаем программы в школах, пока пробуем на одной. Идея в следующем. В крупных холдингах типа Intel существует практика: дети рисуют и отвечают на вопросы психологов, а потом компания разрабатывает продукт, основанный на наблюдениях за детской психикой, еще не заполненной стереотипами. Мы тоже хотим, чтобы младшая школа пофантазировала: например, о медицине будущего, освоении космоса, да хоть о создании робота для шитья платьев в космосе. Потом средняя школа оформит и разовьет эту идею: мы проведем для них мастер классы по программированию и 3d-моделированию, сводим в лаборатории. А уже взрослым учащимся мы дадим техническое задание посерьезнее — на основе предыдущих этапов.

— Эта программа тоже направлена на популяризацию науки и технологий?

— Наша основная цель — остановить отток человеческого капитала из России за рубеж, и конкурс родился у нас как инициативный проект.  Как директор ЦНИИ «Электроника», я не ставила себе такую задачу, и если завтра конкурса не будет, меня никто за это не поругает. Но я вряд ли уже смогу отказаться от проекта: теперь это и большая ответственность за юные умы не дать им испугаться трудностей на начальных этапах, подсказать правильный путь, научить отстаивать себя и свои идеи. Да и потом, это же так здорово — создавать сообщество ребят, которые между собой знакомятся, общаются, влюбляются, у которых есть силы и огромное желание совместно создавать то технологическое будущее, в котором будут жить наши дети. Поэтому наш проект для них талантливой молодежи, которой нужно помогать.

— Но ведь ваша работа связана не только с конкурсом молодежных инновационных разработок. ЦНИИ «Электроника» является головным разработчиком документов:  «Стратегии развития радиоэлектронной промышленности РФ до 2030 года», Государственной программы «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности до 2025 года». Согласно этим концепциям, какая радиоэлектроника будет востребована российской экономикой — потребительская, военная, промышленная?

— Отечественная радиоэлектроника сегодня активно меняется: организации адаптируются к новым рыночным условиям. Как я уже говорила, они постепенно уходят от превалирующей доли гособоронзаказа, и новую стратегию развития ориентируют на выпуск конкурентоспособной гражданской продукции. Объем рынка военной продукции достиг своего пикового значения, и не может, как раньше, быть основой для роста отраслевых показателей. Поэтому руководство отрасли берет ориентир диверсификацию продуктового портфеля предприятий радиоэлектронной промышленности в сторону гражданского сегмента.

Серийный выпуск продукции первых участников госпрограммы планируется в ближайшие 2-3 года, поэтому вскоре можно будет ожидать увеличение объемов выпуска отечественной радиоэлектроники и, соответственно, общее снижение доли импортной продукции на рынке. 

Множество инициатив реализуется также и в части поддержки отечественных производителей, путем присвоения специального статуса, дающего преференции при определении поставщика. Также большая работа ведется по развитию отечественной микроэлектроники, ведь компонентная база определяет ключевые конкурентные преимущества конечного продукта.

Предприятия оборонно-промышленного комплекса сейчас находятся в поиске новых идей и проектов и готовы активно сотрудничать как с малым бизнесом, так и с научными группами при вузах.

— В конце 2017 года институт стал участником технического комитета по стандартизации ТК 159 «Программно-аппаратные средства технологий распределенного реестра и блокчейн». Как продвигается работа в этом направлении? Когда следует ожидать публикации стандарта?

— Да, действительно, такая рабочая группа сформирована и работа в данном направлении ведется, но пока носит больше подготовительный и аналитический характер изучения предметной области. Мы мониторим данный процесс и будем готовы выступить с конкретными предложениями.

— Будет ли российский стандарт согласован с международными?

— Конечно же, работа по стандартизации будет учитывать международный опыт. Согласованность российских и международных стандартов должна стать одним из важных положений разрабатываемой Стратегии развития радиоэлектронной промышленности.

— Не нужно ли разработчикам и стартапам притормозить свою работу, чтобы их идея потом не оказалась противоречащей принятому документу?

— Стартапам и разработчикам не стоит тормозить рабочие процессы в данном направлении. Качественная научная и техническая проработка как раз и поможет сформировать грамотный подход к разработке российский стандартов в рамках данного прорывного направления. 

Система Orphus Если Вы заметили ошибку, выделите её и нажмите Ctrl + Enter.

Материал подготовлен редакцией 4science

Фото — пресс-служба ЦНИИ «Электроника»

Ctrl+Enter
Esc
?

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, необходимо войти в систему или зарегистрироваться.