Регистрация / Вход
Прислать материал

Непрямая коммуникация в аспекте лингвистической экспертизы текста по делам о противодействии коррупции

Сведения об участнике
ФИО
Старикова Ксения Витальевна
Вуз
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина»
Тезисы (информация о проекте)
Область наук
Гуманитарные и социальные науки
Раздел области наук
Филологические науки и искусствоведение
Тема
Непрямая коммуникация в аспекте лингвистической экспертизы текста по делам о противодействии коррупции
Резюме
Научно-исследовательская работа посвящена выявлению семантических и прагматических особенностей непрямой коммуникации в криминальных диалогах.
Исследование непрямой коммуникации связано с выявлением имплицитной информации, поэтому основная часть работы посвящена определению способов импликации истинных намерений речевого взаимодействия.
Исследовательская работа имеет практическую значимость - полученные результаты были использованы для разработки методики исследования криминальных диалогов в лингвистической экспертизе текста, направленной на установление имплицитной информации.
Ключевые слова
Непрямая коммуникация, лингвистическая экспертиза текста, коррупция, криминальный диалог, имплицитная информация, семантика, прагматика
Цели и задачи
Целью научно-исследовательской работы является выявление семантических и прагматических особенностей непрямой коммуникации в криминальных диалогах. Обращение к данной теме обусловлено наличием имплицитной информации в диалогах о передаче взятке, когда тема диалога в силу её противозаконного характера не обсуждается открыто. Практическая значимость исследования обусловлена необходимостью создания методики анализа криминальных диалогов, которая могла бы найти применение в судебной лингвистической экспертизе.
Введение

Коррупция в России является одной из общественно значимых и активно обсуждаемых тем, что обусловлено увеличением количества коррупционных правонарушений в стране и активной антикоррупционной борьбой, осуществляемой российским правительством.  

В практике лингвистической экспертизы текста все чаще возникают дела, материалом исследования которых являются диалоги о вымогательстве и  незаконной передаче денежных и иных ценностей. Для обозначения таких диалогов, предмет обсуждения которых носит противозаконный характер, нами вводится термин «криминальный диалог». 

Методы и материалы

В качестве научных лингвистических методов при проведении исследования использовались: дефиниционный и компонентный анализ; стилистический анализ; коммуникативно-прагматический анализ, направленный на выявление коммуникативных особенностей диалогического текста, обусловленных спецификой коммуникативной ситуации и прагматическими установками участников диалога. В работе также используется методика семантического протоколирования, изложенная в методических рекомендациях Федерального центра судебных экспертиз Минюста России и способствующая выявлению имплицитных смыслов в содержании криминального диалога. 

Материалом исследования в данной научной работе являются тексты диалогов о вымогательстве и незаконной передаче денежных и иных ценностей

Общий объем материала – около 120 диалогических текстов, которые являлись предметом судебных лингвистических экспертиз, проводимых экспертами Уральского регионального центра судебной экспертизы Минюста России. В качестве самостоятельного фрагмента работы выступают тексты диалогов по одному уголовному делу, связанному с передачей взятки (общее количество – 33 диалога). Вспомогательный материал – 600 контекстов из Национального корпуса русского языка по запросу «взятка».

Описание и обсуждение результатов

На первом этапе исследования был проведен семантический анализ  слова взятка. Было выявлено, что данная лексическая единица в научном и обыденном представлении имеет разное смысловое наполнение. Первое значительно шире обыденного представления. 

Функциональный и стилистический анализ способствовали определению синтагматических и парадигматических связей. Лексема вязтка имеет богатое словообразовательное гнездо, которое продолжает пополняться (взяткобратели, взяткохваты и др.), что свидетельствует о распространенности данного социального порока. Слово активно сочетается с такими глаголами, как брать и давать и с прилагательными, выражающими высокую степень признака (например, огромная; колоссальная).

Исследуемая единица имеет объемный синонимический ряд (хабара, барашек в бумажке и др.); большое количество эвфемизмов (акциденция, знак признательности и др.); находит свое отражение во фразеологии и паремии (всяк подьячий любит калач горячий).

На втором этапе выявлены способы импликации смысла в криминальных диалогах. К способам сокрытия информации в первую очередь относится использование неузуальных номинаций денежных средств.

В качестве номинации денежных средств участники коммуникации активно используют как лексические единицы семантической группы «количество» (сумма, затраты, часть, половина), так и слова других семантических групп, только в последнем случае этим лексическим единицам в зависимости от коммуникативной ситуации приписываются дополнительные смыслы. Например, наблюдается тенденция к использованию эвфемизмов (благодарность, вознаграждение) и образных номинаций (книга, страницы, веники, бензин). Числительные чаще употребляются без указания единиц измерения, то есть наблюдается тенденция к употреблению слов с нулевой валентностью.

Для участников криминального диалога характерно имплицитное выражение своих интенций, в связи с чем в подобных диалогических текстах можно проследить следующие проявления непрямой коммуникации: стандартные речевые формулы («По-другому нельзя договориться?»), приёмы умолчания, порождающие неопределенность смысла высказывания, намек, рассчитанный на догадливость собеседника; эллиптические конструкции с пропуском глаголов передачи объекта; нулевая номинация; местоименные замены, при которых происходит замена определенной предметной номинации или смысла целого высказывания на неопределенную или указательную.

Непрямая коммуникация в криминальных диалогах служит средством речевого воздействия и манипуляции и осуществляется посредством тех способов импликации истинного смысла высказывания, которые выявлены в исследовании.

В качестве подтверждения выдвинутой теории был проведен анализ фрагмента криминального диалога, а также осуществлена лингвистическая экспертиза текста на предмет наличия в нем действий, имеющих противозаконный характер.

 

Используемые источники
1. Баранов А. Н. Лингвистическая экспертиза текста : теория и практика : учеб. пособие / А.Н. Баранов. – М.: Флинта : Наука, 2007. – 529 с.
2. Гак В. Г. К типологии лингвистических номинаций // Языковая номинация (общие вопросы) / Под ред. Б. А. Серебренникова. М.: Наука, 1977. – С. 230-293.
3. Голев Н. Д. Значение лингвистической экспертизы для юриспруденции и лингвистики // Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации / Н.Д. Голев, О.Н. Матвеева. - 3-е изд., испр. и доп. — М.: Галерия, 2002.
4. Дементьев В. В. Непрямая коммуникация / В. В. Дементьев. – М.: Гнозис, 2006. – 376 с.
5. Иссерс О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. Изд. 5-е. – М.: Издательство ЛКИ, 2008. – 288 с.

Information about the project
Surname Name
Starikova Kseniya
Project title
Indirect communication in the aspect of the text linguistic expertise in cases of anti-corruption
Summary of the project
The research work is devoted to the identification of semantic and pragmatic features of indirect communication in criminal dialogues.
Study on indirect communication associated with the identification of implicit information, so the bulk of the work is devoted to identifying ways of implication in criminal meaning dialogues.
Research work has a practical significance. The results were used to develop a methodology for the study of criminal conversations in linguistic expertise of the text, which aims to establish an implicit information.

Keywords
Indirect communication, linguistic expertise of the text, corruption, criminal dialogue, implicit information, semantics, pragmatics