Регистрация / Вход
Прислать материал

Большой бизнес и стартапы: опыт в обмен на новые технологии

Большой бизнес и стартапы: опыт в обмен на новые технологии
Бизнес
Зачем компаниям корпоративный акселератор и кто участвует в программе — интервью директора по инновациям венчурного фонда 500 Startups Веры Футорянски

В России во второй раз проходит совместная программа для стартапов от Сбербанка и 500 Startups, международного венчурного фонда и акселератора. Компания работает по всему миру с технологическими предпринимателями: обучает участников, прошедших строгий отбор, развивать бизнес и привлекать капитал, позволяет общаться с менторами, знакомит с партнерами и инвесторами.

В рамках форума «Открытые инновации» в Сколково на вопросы 4science ответила Вера Футорянски, директор по инновациям компании Venture Capital 500 Startups, отвечающая за регион Ближнего Востока и Россию.

Вера Футорянски, директор по инновациям Venture Capital 500 Startups, на форуме «Открытые инновации — 2019»

— Программа для стартапов, которую вы проводите совместно со Сбербанком, стартовала во второй раз. Расскажите, как проходят подобные акселераторы.

— Начался наш второй акселератор со Сбербанком, первый у нас завершился в феврале этого года. Программа будет идти восемь недель, до середины декабря.

Как это происходит? Сначала мы вместе с нашим партнером, в данном случае Сбербанком, решаем, каким должен быть этот акселератор. Например, выбираем, должен ли он быть «вертикальным» (посвященным одной конкретной отрасли или типу клиента, — прим. 4science).

Например, в Японии мы сейчас делаем акселератор, нацеленный только на одну тему — здоровье. Такой health track хотело провести японское правительство, для них мы искали только стартапы в сфере сохранения здоровья.

А со Сбербанком мы решили делать sector-agnostic акселератор, то есть рассматривали разные секторы — fintech, e-commerce, foodtech и так далее. Заявки туда подали стартапы со всей России и СНГ. Мы просмотрели их все, с частью из них провели интервью, и потом уже оставили 25 команд.

У нас есть разные варианты, в зависимости от того, чего хочет партнер, мы решаем делать большой акселератор или сужаем тему до «вертикального» акселератора.

— Зачем компаниям нужен корпоративный акселератор — чтобы не отставать от трендов?

Да, и меня вообще удивляет, почему не все корпорации работают со стартапами. Потому что всем нужно понимать, что если они не будут взаимодействовать с инновационными молодыми стартапами, то их самих скоро может не быть. Так, мы видели, произошло с Kodak, Nokia, Toys «R» Us. Компании исчезают, потому что не понимают, что нужно выходить на волну инноваций. Правда, некоторые все-таки стараются переориентироваться, как, например, Nokia.

— На сессии форума «Открытые инновации», посвященной корпоративным акселераторам, один из спикеров весьма критически оценил опыт проведения такой программы в его компании, причина — продукты стартапов недостаточно соответствовали интересам заказчика. У вас такое случается?

Я с ним полностью согласна, потому что нужно всегда понимать, чего хочет клиент. Все зависит от конкретных компаний. Например, мы проводили корпоративный акселератор для GM, и им нужны были только автомобильные стартапы. А Сбербанк, например, что мне кажется очень хорошей идеей, смотрит на разные секторы, потому что у них много клиентов, которым интересен не только финтех, но и e-commerce, образование, развлечения и другие направления.

Мы много работаем с автомобильными компаниями, и их всегда очень интересует, какие в данный момент тренды, потому что все очень быстро меняется. Например, представители Mitsubishi приезжают к нам каждые два месяца, и мы представляем им несколько стартапов, которые работают в этой сфере. Компании это делают, чтобы понимать, куда движется транспортная отрасль. 

Например, это может быть беспилотное движение, а могут быть развлечения для пассажиров в автомобиле. И когда мы понимаем, какая у них задача на ближайшее время, то можем набрать как раз те стартапы, которые решают эту проблему. Поэтому с тем, что сказал коллега сегодня утром на сессии, я полностью согласна. Самое важное — это слушать клиента и партнера, чтобы понять, чего они хотят, чтобы помочь им решить их задачи.

— А что происходит после завершения программы?

— В конце корпоративных акселераторов компании и стартапы решают вместе, по какому пути двигаться дальше и как лучше продолжить сотрудничество, если обе стороны имеют такое желание. Есть различные пути взаимоотношений между компанией и стартапом. Они могут подписать MOU (memorandum of understanding, меморандум о взаимопонимании), чтобы запустить совместный пилотный проект. Или стартап может получить инвестиции в обмен на долю в его бизнесе. Или компания покупает стартап (и происходит выход инвестора из проекта), потому что видит в нем большой потенциал.

— Кроме корпоративных, у вас есть и свой независимый акселератор…

Мы делаем свой собственный отдельный акселератор в Сан-Франциско. На эту программу подают заявки стартапы со всего мира, и мы выбираем из них меньше 2%. Туда очень трудно попасть, но это того стоит. Участники проходят акселератор, и мы вкладываем в них деньги — верим в их потенциал и, конечно, надеемся, что они когда-нибудь станут «единорогами» (то есть будут стоить дороже $1 млрд, — прим. 4science). У нас в портфолио сейчас 16 настолько успешных стартапов. Примерно половина из них за пределами США.

Мы тренируем участников действительно очень интенсивно, каждую неделю в течение программы наши менторы дают им новую тему, например, продажи, маркетинг, тренинги по навыкам презентации, по привлечению инвестиций и так далее. Поэтому, когда наступает демо-день, я смотрю на стартапы — и это как день и ночь, так они меняются!

— Вы видите огромное множество стартапов. Какие из них вы с большой вероятностью возьмете к себе в программу и какие точно никогда не берете?

— Мы инвестируем в стартапы ранней стадии вне зависимости от направления, но с обязательной технологической составляющей. Если у hardware стартапа нет компонента tech, то мы в него, наверное, не будем инвестировать. То есть, если есть какой-то AI компонент или туда включен маркетплейс, через который можно заказать продукт, — то да. А если нужны деньги просто чтобы строить машины — то скорее всего нет. Также мы не сможем инвестировать в обычную парикмахерскую или в физический ресторан. Но если в этом ресторане есть такой маркетплейс, где люди могут заказывать еду онлайн, — мы уже сможем инвестировать. Мы следуем своему инвестиционному тезису, но, конечно, мы открыты и готовы рассматривать разные стартапы ранней стадии с высоким потенциалом.

Что касается направления, то их много: SAAS, e-commerce, fintech, education technology, healthtech. Но мы не очень много смотрим в сторону, например, фармацевтики, потому что там очень долгий процесс развития.

Также важна стадия развития бизнеса. Если стартапы находятся на слишком ранней стадии (ideation), мы не инвестируем, равно как и на очень поздней (late stage). Мы стараемся оставаться в средней нише. Однако, мы делаем follow-up инвестиции — в стартапы, в которые мы уже инвестировали до этого.

У нас в портфолио 2300 стартапов из более чем 70 стран, в которые мы уже инвестировали суммарно $580 млн. Мы первые (most active) в мире по инвестированию в стартапы ранней стадии, потому что мы делаем небольшие вложения, но очень много по всему миру.

Мы всегда говорим: talent is everywhere, opportunity is not («Таланты есть повсюду, возможности — не везде», пер. 4science). Многие акселераторы, например, вообще не выезжают из Силиконовой долины. А мы в 500 Startups смотрим на все развивающиеся рынки, и мы хотим принести людям opportunity туда, где они находятся. Очень много талантов в России, хотелось бы помочь развитию стартапов здесь еще больше.

— Каким стартапам нужны инвестиции, а каким — гранты? Что выбрать человеку, который хочет превратить свою научную идею в технологический бизнес?

— Мне кажется, очень важно иметь экосистему. Если у человека есть идея и он не знает, куда податься, это очень трудно. Поэтому мы, например, стараемся строить экосистему. Чтобы можно было прийти в акселератор, где есть ментор, который поможет сделать хороший бизнес-план. Важно также, чтобы там были грамотные инвесторы. Чтобы была возможность найти партнеров, и чтобы правительство правильно регулировало эту сферу. А потом уже стартапы могут выбрать, по какому маршруту им лучше последовать — бороться за гранты, или привлекать инвестиции, или попытаться обойтись своими силами, чтобы не отдавать долю своего бизнеса.

— Вы отслеживаете дальнейшую судьбу стартапов, которые прошли через ваши акселераторы?

— Мы стараемся это делать. Спрашиваем, как идут дела, следим за тем, привлекают ли они последующее финансирование. Стараемся оставаться с ними в контакте, насколько это в наших силах. И помогать, если нужно наладить связи и кому-то представить. Правильная сеть знакомств является одним из наиболее важных ресурсов и решений для стартапов, чтобы выбрать подходящего инвестора, и мы стараемся предоставить им такую возможность и максимально поддерживаем их.

Система Orphus Если Вы заметили ошибку, выделите её и нажмите Ctrl + Enter.

Материал подготовлен редакцией 4science

Фото ТАСС

Ctrl+Enter
Esc
?

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, необходимо войти в систему или зарегистрироваться.